Эксперт

460 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Мостовой
    Спрос вряд ли вернется до завершения борьбы с инфляцией центральными банками стран. Скорее всего, не раньше 2024.Обвал спроса на г...
  • Globo
    Вы стали меньше дышать! Это возмутительно!Путин подписал за...
  • Liudmila Abramova
    Интересненько, почем теперь будет  бывший бюджетный хлам от ИКЕА? Который покупали исключительно за  низкую цену, ибо...IKEA: балтийская ...

Еще одна турецкая спецоперация

Еще одна турецкая спецоперация

Турция начала очередную военную операцию на территории другого государства. Речь опять идет о сирийских территориях. В частности, о городах и землях Манбидж, Тель-Рифаат, Кобани и Айн-Иссе. Спецоперация презентована как антитеррористическая. Под «террористами» подразумеваются курдские леворадикальные формирования и «Демократические силы Сирии», которые поддерживают США и которые аффилированы с Рабочей партией Курдистана (РПК).

Это далеко не первая военная операции Турции на севере Сирии. Операция «Щит Евфрата», которая проходила в 2016–2017 годах, хотя и ставила задачу уничтожить формирования ИГИЛ (организация запрещена в Российской Федерации), однако коснулась и курдских территорий (Джерабулус). А вот операции «Оливковая ветвь» в 2018 году и «Источник мира» в 2019-м проводились непосредственно против РПК.

Причем последняя закончилась для Анкары неудачно. Воспользовавшись непоследовательностью администрации Дональда Трампа, которая стала выводить собственные силы из Сирии, Турция объявила о намерении создать буферную зону от Идлиба до иракской границы глубиной 30 км.

В дальнейшем Анкара рассчитывала заселить эту территорию сирийскими беженцами, смешав местный этнический состав и поставив точку в проектах курдского государства. Однако этот план тогда реализовать не удалось.

С одной стороны, ВС США все же сохранили свое присутствие на северо-востоке Сирии. С другой — после подписания сочинского меморандума Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом в западные районы этой территории вошли российская военная полиция и сирийские пограничники.

Более того, Трамп тогда и вовсе пообещал турецкому президенту, что в случае возобновления боевых действий разрушит и сотрет с лица земли турецкую экономику. Никаких изменений в курдской повестке не произошло и при Байдене.

В этом отношении нынешнее решение Анкары начать еще одну операцию на территории Сирии обусловлено не только геополитическим напряжением вокруг Украины (им было бы трудно не воспользоваться), но и известными заявлениями Турции по поводу вступления в НАТО Финляндии и Швеции.

Напомним, Эрдоган пообещал заблокировать очередное расширение Североатлантического альянса, если Хельсинки и Стокгольм официально не осудят действия РПК и не прекратят их поддержку. Выдвинув столь жесткое условие, Анкара усилила возможности военно-технического решения курдской проблемы на политическом уровне.

Причем заданная Турцией линия торга выглядит более чем логично, поскольку не только косвенно легитимирует ее территориальные притязания, но и сжимает пространство для маневра для тех членов НАТО, которые все эти годы поддерживали курдов, прежде всего для США, Франции и Нидерландов.

И похоже, что Москва заняла «благожелательно нейтральную» позицию. В конце концов, любое разногласие внутри НАТО ей на руку, а военный конфликт на Украине, очевидно, в приоритете.

Следующий ход — за США. Причем хороших вариантов для них пока не просматривается. Либо принять турецкий ультиматум, по возможности скорректировав военные и территориальные притязания Анкары. Либо занять принципиальную позицию и вновь не жертвовать своим имиджем, бросая тень на очередное расширение Североатлантического альянса.

По некоторым данным, американское присутствие в регионе уже усилено.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх